Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Обратная связь | В избранное | Сделать стартовой

 
:: Главная ::
 
 
:: Deserts of Kharak ::
 
 
:: HW Remastered ::
 
 
:: Homeworld ::
 
 
:: Cataclysm ::
 
 
:: Homeworld 2 ::
 
 
Дата публикации: 27.06.2003 17:20
Прочитано: 4504 раз
 
 

Автор: newsmaker

Несколько слов от автора:
Совпадение некоторых имен, названий и событий с реально существующими/имевшими место быть совершенно неслучайно, посему хочу раздать копирайты:
Мир HW (c) Sierra Studios & Relic Entertainment
Лоскут, Турист, Грэг, Зед Аврор и Ньюсмейкер (c) LosscuT, Турист, GreG, Z_Auror и newsmaker соответсвенно
Спор пилотов (c) LosscuT
Определения религии в понимании Кушан (c) толковый словарь русского :) языка портала "Кирилл и Мефодий"
Поговорки клана адмирала Грэга (с) народная мудрость

И ещё несколько сеньксов:
GreG, спасибо за оценку бэты, моральную поддержку и существенные замечания. Прости, но это не про поиски правды.
Можешь считать это моим доказательством того, что Кушане потомки людей, как это не печально.
И ещё, на повесть это никак не тянет :(
Турист,спасибо,что ты есть и прости, ежели что не так. Не мог удержаться, слишком уж ты колоритная личность, так и просишься под перо. Обещаю больше такого не делать. Учитывая финал, обещание постраюсь сдержать, разве что пре-сиквел родится... :)
LosscuT, спасибо, что поделилась вдохновением, и прости за наглое воровство
Всем остальным спасибо, если дочитали до конца.

Громить автора можно в форуме. - Перейти
Bye

Охота на двух зайцев

«...Турист, успокойся. Они наши друзья, они продают технологии, которые нам и не снились».
«Не снились?! Продают??? Ха, Лосс, не смеши меня, ты сама была на борту этих чокнутых очкариков, и не хуже меня знаешь, что наука была готова поставить дронов на каждый второй фрегат, им не хватало времени. Каран просто загнала их разработками новых шасси. Да и что за смехотворная цена, Бентуси, со своими технологиями могли бы просто дышать ресурсами в Садах Кадеша...»
«Турист, если ты не уймешься, тебя снова назначат командовать "первой группой". Ты сам знаешь, что значит охрана сборщиков».
«Я хочу увидеть Каран».
«Забудь об этом, проще поздороваться за ручку с выродками "доктора" Смерть. Она стала богом при жизни, а ты всего лишь пушечное мясо».

За широким столом сидели несколько офицеров высшего командования космического флота. Их взгляды были прикованы к экрану одного из многочисленных мониторов, расположенных на стойках вдоль стен. Метровая плоскость мягко светилась в полутьме зала, демонстрируя молодого мужчину и девушку, стоящих чуть в стороне от опорных балок технического ангара со змеящимися вдоль них гибкими шлангами заправщиков. Оба были одеты в форму пилотов и оживленно разговаривали. Мужчина что-то доказывал девушке, отчаянно жестикулируя, и тем самым распалял себя ещё больше. Девушка, напротив, пыталась успокоить своего компаньона.

Ещё один экран, расположенный во главе стола, показывал картинку из святая святых Экспедиционного корабля - главного контрольного центра. С момента его постройки, лишь считанные единицы кушан могли похвастать тем, что переступали порог этого крайне необычного отсека, и все эти счастливцы были из числа технического персонала. Обычному офицеру, даже обличенному большой властью, дорога туда была заказана. В главном контрольном центре безраздельно властвовали компьютеры и их повелительница Каран. Даже с представителями высшего командования флота она общалась посредством техники. Безумно строгий режим доступа был вызван уникальностью оборудования - тончайшие устройства био-мозга были столь же хрупкими и неустойчивыми к внешнему воздействию, сколь и чудовищно производительными. Помещение было идеально стерильным, и, понятно, что посетитель, могущий принести на своей обуви и одежде мельчайшие частицы пыли, был в контрольном центре гостем крайне нежелательным. Впрочем, среди экипажа бытовало и альтернативное объяснение секретности помещения. По версии, иногда обсуждаемой в полголоса членами экипажа, причина заключалась в том, что Каран, навеки заточенная в отсеке, пребывала в нем в обнаженном виде, и испытывала крайнее недовольство, когда ощущала на себе взгляды кушан, особенно мужчин. Офицеры старались пресекать подобные разговоры, однако, безуспешно. Впрочем, бывало, они и сами отпускали шуточки на эту скользкую тему.

В пользу последней версии говорил и тот факт, что, общаясь с Каран, они могли лицезреть лишь ее прекрасное лицо. Вот и сейчас, собравшиеся на экстренное совещание руководители ключевых отделов и структур флота, видели лишь безмятежный лик Каран, опутанный проводами, соединявшими её мозг со вспомогательными компьютерами. Ещё был виден кусочек стены контрольного центра с расставленной вдоль неё аппаратурой, но, во-первых, он был слишком мал, чтобы понять, что этот такое, а, во-вторых, разглядеть детали мешал царящий в отсеке мрак. Но офицеры и не пытались это сделать, их куда больше занимала картинка с другого монитора, демонстрирующая внутренности технического ангара.

Спор двух пилотов, тем временем, продолжался. Словно почувствовав желания зрителей, в левом верхнем углу экрана, перекрывая, облепивших обгорелый истребитель и сыпавших искрами, ремонтников, услужливо возникли выдержки из личных дел спорщиков. Под фотографиями пилотов скользила строка необычной справки.

Турист: Пилот. Окончил академию космофлота практически перед самым запуском проекта «Родной Мир». Специализация - истребители и корветы. Боевой опыт приобрел уже во время полета к Хиигаре. Имеет высокие показатели по летной и огневой подготовке. В связи с этим был назначен лидером звена истребителей. Потерял 7 из 9 ведомых во время обороны криогенных модулей от фрегатов Таидан на орбите Карака. Был разжалован. С тех пор назначается командованием исключительно на задания, выполнение которых требует от пилотов умения вести индивидуальный бой, инициативности и нестандартного мышления. Показатели работы в команде - ниже среднего.
Во время термической бомбардировки Карака потерял всю семью. Потеря родных стала критичной для самосознания. Воспринимает Таидан в качестве личных врагов. Объекту нелегко дается общение с коллегами. Склонен к идеализированию. Нонконформист.

Брови Каран удивленно приподнялись, однако мигающий квадратик курсора, не отреагировав на это движение, продолжал свой быстрый бег по экрану. За ним потянулись новые строчки.

Лоскут: Пилот. Живя на Караке, обучалась в Национальном Институте Прикладных Искусств, факультет дизайна киберпространства. Предложение вербовщиков академии космофлота получила, заняв 2-е место на институтском чемпионате по виртуальному симулятору боевого истребителя. Во время обучения в академии, зарекомендовала себя как отличный пилот кораблей среднего класса. Ей особенно удается маневрирование в экстремальных условиях и в непосредственной близости от заградительного огня тяжёлого флота. В соответствии с проявленными способностями была зачислена в «команду захвата». Пилотировала «абордажник», извлекавший черный ящик из уничтоженного Рэйдерами Тураника корабля поддержки «Кар-Селим». За успешное выполнение этой миссии, награждена почетным знаком «Путеводный Камень 3-й степени».
Родители погибли на Караке. В живых остался младший брат - в момент нападения Таидан, он находился в одном из криогенных модулей на орбите планеты. Объект справился с эмоциональными переживаниями, и в настоящий момент является вполне дееспособной боевой единицей. Легко находит общий язык с коллегами. Отличается высокой отзывчивостью и толерантностью. Склонна к творческому решению вопросов и, в определенной степени, к романтизму.

Картинка дёрнулась и застыла. Недоумению наблюдателей не дал сформироваться полившийся из динамиков голос:
- Не знала, что в личных делах пилотов содержится такая информация, – глубокий голос Каран был как всегда ровен и мелодичен. Только в этой мелодичности всем присутствующим отчетливо слышался стальной перезвон.
- Видите ли, это не совсем личные дела. Это скорее выдержки из наших досье, – пояснили откуда-то справа.
Взгляд с экрана скользнул к говорившему:
- Полковник Зед Аврор, вы усиливаете мое недоумение. Что делает информация о психологических качествах пилотов в разведке флота? Откуда она вообще появилась?
- Ну, у нас материалы не только на пилотов, но и на весь личный состав, – при этих словах по лицам сидящих за столом военных прокатилась волна разнообразных эмоций, от удивления до явного неодобрения, - а появились они просто, мы сами собрали эти данные. Если не возражаете, я дам все пояснения потом, а сейчас давайте досмотрим запись. – Начальник разведки флота вновь повернулся к экрану. Каран еще пару секунд пристально вглядывалась в его профиль, а затем повторила движение полковника. Прочие военные чины недоуменно переглянулись и тоже скрестили взгляды на мониторе.

«Я-то, как раз протрезвел! Хиигара не моя, и даже не моего деда родина. Наш дом сгорел из-за любопытства Каран и её чертова булыжника! Не поверю, что среди артефактов пустыни не было ни одного "черного ящика", ни бортжурнала, ни одной записи о нашей истории».
«Это общеизвестный факт».
«Тогда скажи мне, Лосс, откуда ты знаешь, что Хиигара наш Дом? Может это дом нашего врага, и мы бежали оттуда!?».
«Ты говоришь как "Еретик"».
«Мой дед был близок с "Еретиками", и он говорил мне, что нечего нам в космос вообще лезть, не говоря уж о гиперпространстве,... я иду спать, мне все равно не на чем летать в ближайшие два-три часа».

Осуществить задуманное Туристу не удалось. По ангару мягко прокатился голос Каран, приказывающий спорящим подготовится к очередному вылету. Пилоты почти синхронно развернулись и направились к стартовым площадкам. Мужчина при этом чуть слышно бормотал проклятия. Фигуры скрылись за краем экрана, и картинка замерла. В зале совещаний зажегся свет.

- Господа, эта весьма занимательная запись была сделана вчера в 13:47 по корабельному времени в третьем техническом ангаре, – объявил сидящим за столом офицерам полковник Зед Аврор.

- Не вижу в ней ничего занимательного. Мне по-прежнему не понятно, зачем нужно было устраивать этот коллективный просмотр. Высшему командованию в эти дни и так хватает забот! У нас вторую неделю не прекращаются бои с защитниками Садов Кадеша, ресурсы на исходе, техника на грани! – Командующий флотом адмирал Грэг обратил гневный взор на начальника разведки. – Командование в эти минуты должно решать тактические и стратегические задачи, а вы поставлять нам все необходимые данные, для того чтобы эти решения были верными. И вдруг мы обнаруживаем, что наша разведка вместо того, чтобы добывать информацию о планах и действиях противника, шпионит за нашими же экипажами и занимается прикладной психологией!

- Я думаю, вам следует дать пояснения, полковник. – Голос Каран, казалось, всегда был одинаково ровным и спокойным. Тем не менее, ей удавалось каким-то образом вложить в него просто-таки море эмоционального содержания. По крайней мере, ни у кого из присутствующих не возникло желания оказаться на месте главы разведки, а еще этот холодный немигающий взгляд синих глаз...

– Именно это я и собираюсь сделать. Начну с главного: уважаемый адмирал Грэг очень чётко обрисовал нам ситуацию, в которой мы находимся, – командующий флотом на этих словах возмущенно фыркнул и откинулся на спинку кресла. – К сожалению, он был точен не до конца. Помимо ресурсов и техники у нас есть ещё одна серьезная проблема. Эта проблема – наши пилоты. Уровень их морального духа и веры в победу неуклонно падает, кроме того, они не видят смысла в том, что мы делаем...

- Да вы понимаете, что говорите?! – взвился адмирал Грэг. – Армия всегда была носителем патриотических традиций нашего народа, а космический флот – это элита вооруженных сил Кушан. Нашим пилотам неведомы сомнения, и они это не раз доказали в боях! Это герои! Герои, которые, не смотря на наше тяжелое положение, выматывающий бешеный ритм, в котором им приходится воевать в последние дни, продолжают исполнять свой долг. Да мы должны поклониться этим парням, а вы обвиняете их в самом страшном для военного грехе – неверии в победу! И на основании чего? Подслушали разговор двух уставших пилотов. Чего с горячки боя не наболтаешь! Вас, полковник, на их место, посмотрел бы я, что бы вы заговорили!

- Прошу заметить, господин адмирал, что мне доводилось, как это говориться у вашего богатого на поговорки клана, «нюхнуть пороху», так кажется? Вам прекрасно известно, что я 10 лет отслужил пилотом разведки на «скаутах», а это та еще работенка!

- Сосредоточьтесь, господин полковник, мы ждем, – после этих слов Каран, возникшие было за столом возня и гул моментально стихли, и все офицеры устремили взгляды на начальника разведки. Один только командующий флотом грозно сверкал глазами по сторонам, требуя поддержки своему праведному гневу.

- Прошу извинить меня за несдержанность. Итак, все началось примерно месяца два назад. Ко мне обратился с интересными наблюдениями лейтенант из моего аналитического отдела. Если вкратце, то суть сводится к следующему. В последние три месяца, он часто задерживался на рабочем месте, а потому на ужин в офицерскую столовую приходил позднее обычного для штабных времени. Там как раз ужинали пилоты. Поскольку компании у него не было, ему, что называется, от нечего делать, пришлось обратить внимание на пилотов и их разговоры... Именно эти разговоры и послужили причиной для беспокойства. Дело в том, что, порой, офицеры обсуждали цель нашего полета, его целесообразность, гибель Карака, ту роль, которую сыграло в этом отсутствие Экспедиционного корабля на орбите, и так далее. Чаще всех начинал подобные дискуссии вот этот пилот, – Полковник Зед Аврор коснулся нескольких кнопок и кивнул на экран. На нем, сменив застывшую картинку внутренностей технического ангара, красовалась фотография уже знакомого всем пилота по имени Турист. – Мой лейтенант заинтересовался и впредь стал более внимательно слушать разговоры пилотов. В результате стало очевидным, что в умах младших офицеров зреет зерно сомнения. По мнению лейтенанта, это может иметь весьма трагичные последствия, и, знаете, я с ним, в принципе, согласен. Мой парень оказался не только наблюдательным, но и начитанным, он вытащил из каких-то книг по истории кланов информацию о том, что в те давние времена, когда наши предки еще не были дружны, при военной разведке существовала структура, именуемая контрразведкой. Ее задачи были схожи с функциями разведки, только направлены как бы внутрь. Она выявляла и устраняла шпионов, следила за настроениями общества, искала возможных предателей. Нечто подобное он предложил создать здесь у нас. Меня его выводы убедили, и я дал добро на разработку. Кстати, это он придумал использовать камеры, предназначенные для контроля отсеков в случае их разгерметизации или захвата, для слежения за личным составом. Это, оказалось достаточно удобным - никто, ведь, не ожидает, что мы додумались включить камеры для аварийных ситуаций, когда таковых нет. Как бы то ни было, спустя месяц работы нового отдела мы получили полные, объективные, и, увы, отнюдь не оптимистичные данные.

Полковник прервался и обвел сидящих за столом старших офицеров внимательным взглядом. Те, в свою очередь, замерли и не сводили с него глаз. Они, кажется, вообще забыли шевелиться. Даже адмирал Грэг потерял свой воинственный вид. Сосредоточенно глядя в блестящую столешницу, он отстукивал пальцами какой-то замысловатый ритм, судя по темпу, траурный. Только на лице Каран ничего нельзя было прочесть.

- Ситуация такова, что личный состав нашего флота испытывает неосознанный психологический дискомфорт. Ему не хватает убежденности в том, что мы избрали правильный путь, решив двигаться к Хиигаре. Многие до сих пор не справились с болью от гибели Карака, и своих близких. А это благодатная почва для сомнений и искушения найти виновных. Пока, как я уже сказал, эти сомнения присутствуют в латентном виде. Более всех склонен к рассуждениям на столь щекотливую тему Турист. Этот парень уже всерьёз задается вопросами. Вы их слышали...

До недавнего времени лояльность лётного состава была, что называется, в норме. Разговоры, за которыми мы стали наблюдать, были слишком невинными, чтобы подтолкнуть пилотов к нежелательным выводам. Как я уже говорил, наибольшую смуту привносили рассуждения Туриста, однако прочие пилоты воспринимали их, скорее как личные, и не совсем адекватные переживания этого офицера. Но, как говорили в старину предки уважаемого адмирала, - взгляд полковника переместился на командующего флотом, - «вода камень съедает».

- «Вода камень точит» – мрачно уточнил адмирал.

- Ах, да! Спасибо. Итак, серьезные поводы для тревоги появились в последние четыре дня. Затяжные бои с защитниками Садов Кадеша стали той каплей, что переполнили чашу терпения кушан. Те изматывающие условия, в которых весь наш флот действует уже вторую неделю, физическая и эмоциональная усталость личного состава – все это самым пагубным образом сказалось на боевом духе. Понятно, что активизировался и Турист со своими поисками правды. В разговорах с коллегами он все чаще поднимает вопрос компетентности командования, правильности и целесообразности наших с вами решений. И если раньше другие пилоты, как правило, пытались превратить его нападки в шутку, или попросту успокоить, то теперь многие стали задумываться. Наглядный пример: пилот Лоскут, собеседник Туриста в разговоре, который мы вам показали, раньше демонстрировала высокую убежденность, в том, что народ Кушан сделал абсолютно верный выбор. Она верила в Путеводный Камень, в то, что Хиигара – наш родной мир, и в то, что нынешние поколения кушан, должны сделать все, чтобы достичь ее, и дать будущее потомкам на этой планете. Даже ценой своих жизней. Но вчера, вернувшись с задания по захвату истребителя Кадешей, перед отдыхом, Лоскут запросила с терминала из своей каюты по общей сети всю информацию о Путеводном Камне, Кар-Тоба и отчеты исследовательских групп. – Полковник пару секунд помолчал и резюмировал, - А ведь это один из наших самых лояльных и патриотичных пилотов. В общем, господа, мы столкнулись с угрозой уничтожения всей расы кушан, из-за низкого морального духа летного состава космического флота. Если в течение еще нескольких дней мы не одержим безоговорочную победу над защитниками Садов Кадеша, боеспособность флота резко упадет. И все из-за того, что кушане перестанут верить в то, что делают. Они начнут размышлять прямо за штурвалом истребителя, а это, я вам доложу, очень снижает реакцию.

Воцарившуюся в зале совещаний командования тишину, нарушил недрогнувший голос Каран:

- Полковник, мне необходимо ознакомиться с материалами, которые вы собрали. Требуются факты, цифры, сведения о прогнозируемых сроках наступления критического момента и количестве пилотов, в боеспособности которых вы испытываете сомнения.

- Вся информация находится в центральном компьютере. У вас, конечно же, полный доступ.

Взгляд Каран застыл, по оптико-волоконным проводам, связывающим ее голову с какой-то аппаратурой, оставшейся за срезом экрана, потекли цепочки огней. Адмирал Грэг тяжело вздохнул.

– Полковник, на основании того, что вы нам рассказали... Чёрт! Этот парень, Турист, он, что ведет сознательную подрывную деятельность?! Но для чего? И для кого?!

- К счастью, а может и к сожалению, это не сознательная подрывная деятельность. Если бы он был обыкновенным саботажником, мы бы попросту арестовали его, и предали широкой огласке его злодеяния, - ответил полковник Зед Аврор. – Дело в том, что Турист, совершенно искренне пытается разобраться в собственных переживаниях, пытается найти для себя точку опоры. Когда мы взяли его в разработку, психологи составили подробный отчет. Выяснилось, что он всегда был из тех, кто любит задавать вопросы, ставящие в тупик. После гибели родных на Караке, у него случился серьезный душевный кризис. Он везде ищет виноватых в этой трагедии. Поначалу он был замкнут, и носил все переживания в себе, но затем стал выплескивать их на окружающих. Парня можно понять и даже пожалеть. Почти все мы в той или иной степени лишились близких, в результате той вероломной атаки Таидан. Однако понимание душевных переживаний Туриста не уменьшает опасности, которую он представляет для флота.

- Полковник, каким образом этому пилоту удалось так серьезно повлиять на экипаж? – изучив материалы разведки, Каран вернулась в разговор офицеров. – Судя по вашим отчетам, он явился, чуть ли главной причиной, по которой мораль флота пошла на убыль.

- Сам по себе Турист вряд ли принес бы много вреда. Но наше продвижение к Хиигаре через Галактику, идёт с огромным трудом. На каждом шагу нам приходится вступать в столкновения либо с Таиданами, либо с их приспешниками, а то и вовсе с какими-то фанатиками. Мы уже понесли серьезные потери, а окончания пути даже не предвидится. Если ориентироваться по карте Путеводного Камня, мы и середины-то не достигли! Окончательно сломил личный состав, нынешний конфликт с защитниками Садов Кадеша. Непрерывные бои вконец измотали экипажи, они просто надломились, и в этой ситуации Турист, со своей крамолой стал тем камешком, что сталкивает лавину с горного склона.

- Но почему? Я никак не могу понять, почему кушане, как вы говорите, испытывают сомнения, – адмирал Грэг, обвел взглядом сидящих за столом офицеров, как бы призывая их на помощь. – Армия Кушан всегда славилась своими устоями и традициями. Наши военные - это железные во всех отношениях представители своего рода, их убеждения крепки, как броня эсминцев.

- Адмирал, вы употребили совершенно верный термин, наши военные крепки в убеждениях. Проблема в том, что признание Хиигары в качестве Родины, и необходимость лететь к ней через всю Галактику не входят в число их убеждений. По крайней мере, так считает наша контрразведка, - уточнил Зед Аврор.

- Как это не входит? – опешил адмирал Грэг. – Ведь, об этом свидетельствуют артефакты, найденные в развалинах Кар-Тоба...

- Позвольте разрешить ваши сомнения, лейтенанту, про которого я упоминал. Он находится за дверью – ушел от ответа полковник.

- Пригласите его, - донесли динамики голос Каран.

Полковник Зед Аврор щелкнул рычажком коммуникатора на воротнике.

- Лейтенант Ньюсмейкер, войдите.

Спустя несколько мгновений, створки дверей с негромким шипением уползли в стены, и в проеме возник младший офицер. Взгляды представителей командования буквально приросли к нему. Сделав несколько четких шагов по направлению к столу, лейтенант замер, вытянувшись в струну и громко рапортовал:

- Лейтенант Ньюсмейкер по вашему приказанию прибыл!

- Лейтенант, - приказал Зед Аврор, - разъясните командованию ситуацию с эмоциональным и психологическим состоянием лётного состава.

- Слушаюсь, сэр! – Ньюсмекйер набрал в грудь побольше воздуха, и бодро начал:

- По приказу полковника Зед Аврора, аналитический отдел разведки флота произвел изучение мировоззренческих установок, мотивирующих общественных факторов, и психологического состояния личного состава космического флота республики Кушан. Исследование производилось методами включенного и невключенного наблюдения. Явных признаков дивиантного поведения не обнаружено, однако, некоторые тенденции, выявленные в ходе...

- Сынок, ты не на построении. Брось рефлексировать и объясни нам нормальным кушанским языком, что, черт возьми, происходит, - прервал лейтенанта командующий флотом. – Полковник говорит мне, что скоро мои пилоты не смогут воевать, и все из-за того, что их, как девиц из каракского благородного пансиона, терзают какие-то сомнения!

Лейтенант скосил вопросительный взгляд на полковника, Зед Аврор чуть заметно кивнул.

- Видите ли, сэр! – начал Ньюсмейкер, – ситуация действительно тревожная. – Ведь, по большому счету, личный состав космофлота состоит из простых кушан. Да, они военные и готовы выполнять приказы, не задумываясь об их смысле. Но, ведь всему есть предел. В конце концов, пребывая в таких экстремальных условиях, в которых находимся мы, рано или поздно о сути приказов начнет задумываться даже самый ревностный служака.

- Полковник сказал нам, что экипаж, особенно летный состав, не воспринимает цель нашего полета, как нечто действительно необходимое нашему народу. Как такое возможно? – обратился к лейтенанту адмирал Грэг. – Кушане на протяжении десятков лет сообща готовили проект «Родной Мир». Сколько труда, средств, и жизней вложено в него! В конце концов, окончательное объединение кланов произошло лишь благодаря этому проекту. Тем более, сейчас, когда Карак погиб в огне, у нас просто не осталось выхода, кроме как, пробиваться к Хиигаре, ведь там наш Дом. Родина наших предков!

- Разрешите задать вопрос, адмирал. Откуда кушанам знать, что Хиигара – наша Родина?

- Лейтенант, вы меня удивляете.

- И всё же, сэр...

- Это известно всем. Свидетельства тому найдены и в руинах Кар-Тоба, и на дальних орбитах Карака. Путеводный Камень, в конце концов, - не это ли доказательство? Все найденные артефакты говорят о верности утверждения, что Хиигара – Родина Кушан.

- Это мы им так сказали...

- Что?

- Правительство объявило кушанам о Великих Находках, и о том, какие выводы сделали исследователи. Вы, я и все присутствующие в этой комнате видели Путеводный Камень живьем. Согласен, одно только прикосновение к нему вселяет уверенность. Будь я склонен к мистифицированию, я бы предположил, что в его создании участвовали высшие силы. А вот, например, те же Турист и Лоскут видели его лишь его электронную копию на экране своих терминалов – в программах новостей, и в виртуальной версии общепланетарной каракской библиотеки. Уверяю вас, с экрана он отнюдь не производит впечатления, от его магической ауры не остается и следа.

Вспомните, как проходили изучения артефактов. Этим занимался ограниченный круг ученых. До миллиардов же кушан результаты исследований доводились по официальным информационным каналам. Конечно, доверие правительственным структурам у нашего народа всегда было велико. Вероятно это наследие тех времен, когда наши предки были вынуждены сплачиваться вокруг своих кланов. Те, о ком мы сегодня говорим, подвержены этой тенденции в еще большей степени – они военные, и привыкли выполнять приказы. Но наступил предел. Лимит безоговорочного доверия исчерпан и причиной тому наше отчаянное положение. По отдельности эти факторы никогда бы не сыграли серьезной роли в поведении кушан. Наши соотечественники прекрасные воины, и не бегут от опасности. Не стали бы у них и появляться сомнения, если бы наш путь через Галактику проходил достаточно легко. Но мы имеем то, что имеем: одно наложилось на другое и дало весьма неприятный результат. Сегодня мы можем с уверенностью утверждать, что экипаж Экспедиционного корабля гложут сомнения относительно того, что, во-первых, Хиигара – наш Дом, во-вторых, что мы до нее долетим, и, в-третьих, что даже, если Хиигара – родина кушан, нам следует к ней пробиваться такой ценой. Более привлекательной кажется, идея найти подходящую планету и обосноваться на ней.

В зале совещаний повисла гнетущая тишина. Военные чины растерянно глядели друг на друга. Прервал затянувшееся молчание адмирал Грэг:

- Вынужден признать, что вы загнали меня в тупик, лейтенант. Будь я проклят, но у меня нет ни малейшего представления о том, что нам теперь делать! Единственная идея, которая пришла мне в голову – водить экскурсии к Путеводному Камню – и та не выполнима, так как он сгорел вместе с Караком!

- Я думаю, что полковник не стал собирать нас, если бы у него не было рецепта решения, обсуждаемой проблемы, - предположила Каран.

- Совершенно верно, - кивнул Зед Аврор. – У нас есть одна идея, которая может помочь в преодолении кризиса, но, как бы получше выразиться... скажем так, она противоречит нормам кушанской морали. Лейтенант Ньюсмейкер, расскажите офицерам то, что вы рассказывали мне.

- На основании анализа истории общественного развития кушан, мы пришли к выводу, что спасти нас в данной ситуации может лишь одно – религия.

- Религия? – уточнила Каран. - Одна из форм общественного сознания, совокупность духовных представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы и существа, богов и духов, которые являются предметом поклонения?

- Это слишком узкое понимание сути религии. В данном случае нам ближе другое толкование этого социокультурного феномена: сложившиеся непоколебимые убеждения, безусловная преданность какой-либо, идее, принципу, нравственному закону, ценности. Дело в том, что самое ценное в религии – это вера. Именно вера объединяет, именно она подвигает адептов на самоотверженные поступки. Предмет же этой веры может быть любым, и вовсе не обязательно, чтобы им стали какие-то сверхъестественные существа. Им может стать, например, убежденность кушан в том, что смысл жизни нашего народа – вернуться на Хиигару. Посмотрите на населяющие Галактику расы – практически про любую из них, мы можем сказать, что она подвержена влиянию той или иной религиозной идеи. Возьмите, к примеру, Бентуси, технологии и богатства, которыми они обладают, могли бы сформировать сильнейшую в Галактике империю. Они вполне способны править сотнями миров, но у них другая цель – тысячи поколений этой расы кочуют от звезды к звезде и торгуют с прочими разумными видами существ. Бентуси уверены, что в этом и заключается их предназначение, и уверенности этой невозможно найти объяснение, кроме как с помощью веры. Или защитники Садов Кадеша, та фанатичность, с которой они уничтожают всех, кто вторгается в туманность, также говорит нам о существовании у этой расы мощнейших религиозных мотивов. Нечто подобное требуется и кушанам.

- Но уверены ли вы в том, лейтенант, кушане способны воспринять идеи, о которых вы говорите? – Каран на секунду замолчала. – Извините, но сектор моей памяти, содержащий данные по социологии, философии и психологии, не способен обеспечить меня необходимой для самостоятельных выводов информацией. При создании баз данных, которые я использую, приоритеты отдавались точным наукам. Я могу оперировать понятиями, но для принятия решений в этой сфере мне не хватает исходного материала.

- Изучив историю кушан, я пришел к твердой уверенности, что наш народ очень восприимчив к религиозным идеям. Религия, в разных ее формах, всегда присутствовала в жизни всех без исключения кланов. Тому были мощнейшие предпосылки – наши предки с самого начала чувствовали, что мы чужие на Караке. На этой почве рождались мифы и верования. Вспомните идеи «Даймидов», и тех, кто был до них. Даже в основе убеждений «Еретиков», можно явственно увидеть религиозные корни, ведь они считали, что кушане сосланы на Карак неким сверхъестественным существом, в наказание за грехи наших предков, а потому, дескать, нам следует терпеливо искупать вину народа, и не гневить богов, своими вылазками в космос. Это была логичная трансформация традиционных караксих религий.

Мне кажется, что религиозные идеи противоположного толка, определяющие возврат на Хиигару, как предназначение кушан, не возникли по двум причинам. Во-первых, что ни говори, а реализация проекта «Родной Мир» прошла в рекордные сроки, за это время подобные идеи просто не успели сформироваться и осесть в головах. Ну, а во-вторых, причина в том, что мы столкнулись с Великими Находками в определенный исторический период. Высокий уровень технического и научного развития нашей цивилизации, настраивал умы на критический лад, и это серьезно препятствовало утверждению в народе слепых верований. Сейчас иное дело – кушане потеряли ценностные ориентиры. Их дом, а как ни крути, именно Карак был домом уже для многих поколений, погиб, погибли родные и близкие, а убежденность в том, что наша настоящая родина – это Хиигара, не пришла. Потому наша задача, сделать так чтобы весь личный состав в это поверил, именно поверил, простых объяснений здесь недостаточно.

- Я, как и Каран, тоже не силен в копании в кушанских мозгах, - подал голос адмирал Грэг, - но даже моих скромных познаний хватает, чтобы понять, что задача эта не из простых. Я не понимаю, как мы можем привить экипажу те или иные верования. Вы что предлагаете произнести мне речь перед личным составом?

- Простыми речами, даже такими пылкими и патриотичными, какие способен произносить уважаемый адмирал, здесь не обойтись, - ответил вместо Ньюсмейкера полковник Зед Аврор. – Как сказал лейтенант, мы не должны объяснять что-то экипажам, мы должны заставить их поверить, причем так сильно, чтобы эту веру не сломили никакие трудности, с которыми нам наверняка ещё предстоит столкнуться.

- Каким образом это можно сделать, полковник?

- Как ни странно, в этом нам поможет то самое, что и привело к возникновению проблемы – тяжелые бои и огромные потери среди личного состава. Вам прекрасно известно, что количество потерь ужасающе велико – показатель приближается к 52% от первоначального состава. И если потери техники нам, пусть с трудом, но удается возмещать, то с лётные экипажи из астероидов не создать. Вы помните, что, предвидя эту ситуацию, три дня назад командование приняло решение запустить программу пробуждения части колонистов, находящихся в криогенных модулях, чтобы те стали свежим подкреплением. Окончание процедуры пробуждения ожидается через четверо суток. Больший, по сравнению со стандартной процедурой, срок пробуждения вызван тем, что колонистам с помощью нейронного программирования закладывают в подкорку мозга навыки управления космическими кораблями – нам ведь нужна не обычная живая сила, а квалифицированные пилоты. Суть нашего предложения заключается в том, чтобы вместе с полётными навыками новичкам внушили и те самые верования, о которых нам рассказал лейтенант Ньюсмейкер. Увеличение объема закачиваемой в мозг информации отсрочит пробуждение еще на три дня. Таким образом, свежих пилотов, не терзающихся сомнениями относительно нашей судьбы, мы получим ровно через неделю. Значит, именно столько нам необходимо продержаться теми силами, которыми мы располагаем сейчас.

- Это предложение осуществимо? – обратилась Каран к начальнику медицинской службы флота.

- Но, позвольте, это недопустимо с этической точки зрения, - голос офицера дрожал от волнения, - это же насилие над личностью! Что дает нам право кроить по собственному усмотрению внутренний мир кушан? Какие такие высшие идеалы?

- Майор, вы слышали вопрос, - оборвал говорившего адмирал Грэг.

- Технически это не сложно. Технология записи в мозг базовой информации освоено давно. Ещё на Караке она использовалась для восстановления памяти пострадавших в несчастных случаях. Конечно, привитая память не была идеальной, так составлялась родственниками пациента, и содержала лишь ключевые моменты жизни пострадавшего, плюс самые яркие эмоции, связанные с теми или иными событиями. Но случаев отторжения новой памяти зафиксировано не было, реципиенты воспринимали её как свою собственную. Однако, господа, я настаиваю на недопустимости подобной меры. Мне кажется, нам стоит положиться на силу слова, и заняться воспитанием личного состава.

- Что скажете, лейтенант?

- Боюсь, сэр, у нас нет выбора. Начать пропаганду можно, и она, кстати, потребуется, ведь мы не планируем заменить личный состав на 100%, но лишь как вспомогательное средство. Развитие пропагандистских технологий остановилось несколько веков назад. Придумываются лишь новые формы, что не слишком значительно повышает общую эффективность. Мне самому крайне не приятны подобные меры, но это жестокая необходимость. Кроме того, мы не собираемся навязывать кушанам нечто противоестественное. Ни у кого из присутствующих ведь нет сомнений в достоверности предлагаемой концепции, вопрос лишь в методах...

Офицеры за столом зашумели, переговариваясь друг с другом. Дискуссия грозила перерасти в горячий спор.

- Я, как вы знаете, практически не подвержена эмоциям, - донесся из динамиков спокойный голос, - мое орудие - логика и холодный расчет. Проанализировав ситуацию, я считаю, что никаких противоречий в данном вопросе нет. Мы просто исправляем допущенную ошибку. Принципы, на которых строится в настоящее время управление флотом Республики Кушан, истинны, и мы это знаем. Истинность этих принципов не была донесена до граждан республики, теперь мы это упущение устраняем.

- При всём уважении к вам, Каран, это не разрешает нравственной дилеммы – вздохнул адмирал Грэг. – Взять на душу такой грех... не знаю.

- Господа офицеры, вынуждена процитировать вам 27-й параграф Устава космического флота Республики Кушан. «... В условиях кризисной ситуации, при наличии угрозы уничтожения Экспедиционного корабля и появлении факторов психологического характера, определяющих неспособность командования принять единственно верное решение, вся полнота власти по управлению вооруженными силами Республики Кушан передается био-мозгу Экспедиционного корабля, как единственному источнику не подверженному влиянию каких-либо эмоций и способному к принятию объективных решений». Сообщаю вам, что данный пункт Устава приведён в действие, коды управления изменены, новый регламент работы для руководителей подразделений поступит на терминалы в ближайшие 10 минут.

Как главное командующее лицо, я принимаю решение одобрить предложение разведки флота. Полковник Зед Аврор, вы должны немедленно приступить к процедуре. Всем службам предписывается оказывать представителям разведки полное содействие. Приступить к выполнению.

- Есть, - донес нестройный хор голосов.

- Все свободны.

Военные чины с угрюмыми лицами поднялись и направились к выходу.

- Адмирал Грэг, полковник Зед Аврор и лейтенант Ньюсмейкер, задержитесь.

Когда понурые спины представителей военного командования скрылись за сомкнувшимися дверями, адмирал Грэг впился глазами в изображение Каран...

- Делать это было вовсе не обязательно. Я всю свою жизнь посвятил служению армии и флоту Республики, и я не привык бежать от ответственности! Ваши действия не помогут мне, не сделают меня чище. Судить нас будут потомки, и пусть уж они судят меня за мои поступки, а не за моё бездействие!

- Вы согласны, что коррекция сознания пробуждающихся кушан необходима?

- Я не слепой, и прекрасно вижу, в каком положении находится флот. Пилоты вот-вот сломаются, и я понимаю почему. Их товарищи гибнут у них на глазах. Мы деремся и деремся, а эти проклятые садоводы как будто и не думают выдыхаться! Их истребители по-прежнему гроздьями валятся со своих дурацких заправочных капсул. Да, я понимаю, что без уверенности в своей правоте нам не победить. Вспомните, как наши парни громили флот Таидан, уничтоживший Карак – то была праведная месть! Кушанам необходим душевный подъем, и если нет другого способа, кроме того, что предлагают они, - адмирал кивнул на сотрудников разведки, - значит, нужно запускать эту вивисекторскую процедуру.

- Поправка. Действие 27-го параграфа Устава отменяется, - произнесла Каран, глядя в пространство. – Флот переходит на обычное боевое расписание.

- Вот так-то, - отнюдь не радостно произнес адмирал, и повернулся к разведчикам, – господа, приступайте к осуществлению своего плана.

- Мы не устранили все дестабилизирующие факторы, – остановила адмирала Каран. – Не ясно, каким образом произойдет коррекция поведения «старых» пилотов.

- Да, действительно, - задумался адмирал Грэг.

- Наши прогнозы говорят, что спустя некоторое время психологическое состояние личного состава придет в норму само собой, – ответил лейтенант. – Через неделю, учитывая, что всё это время мы будем по-прежнему вести бои, соотношение «новых» и «старых» пилотов составит 64 к 36 процентам соответственно - новички окажутся в подавляющем большинстве. Критический момент перелома сознания у большинства пилотов к тому времени ещё не наступит, и начнется обратный процесс. Носители веры входе ежедневного общения, попросту ассимилируют сомневающихся.

- А что с Туристом? – спросил адмирал, - насколько я понимаю, этот парень так просто не сдастся.

- Этого и не требуется. Всегда должно быть исключение из правил, - улыбнулся полковник Зед Аврор, - оно лишь подтверждает его истинность.

- Да уж, «белая ворона» в любом коллективе явление неизбежное. Помню, когда я еще учился в академии, был у нас в курсантской роте один чудак. Его присутствие, действительно, помогало остальным привыкнуть к суровым армейским устоям, правда, вот ему самому приходилось не сладко, мда... как бы то ни было, приступайте к реализации своего безумного проекта, - адмирал оценивающе посмотрел на лейтенанта. - Не знаю, простит ли меня Бог, если он, конечно, существует... в чём я сильно сомневаюсь, глядя на то, как ты, сынок, работаешь его же оружием.

Когда за Зед Аврором и Ньюсмейкером закрылась дверь, Каран обратилась к адмиралу:

- Полагаю, нам следует дополнить план разведки. За те семь дней, в течение которых он будет выполняться, мы должны разгромить защитников Садов Кадеша.

- Но каким образом? Нашему положению действительно не позавидуешь – мы уже разнесли к чёртовой матери два их базовых корабля, но последний прыгнул на край туманности, и торчит там под надежной охраной, по-прежнему не пуская нас в гиперпространство. Чёрт, да, даже если бы мы смогли прыгнуть, делать этого никак нельзя! Нам нужны ресурсы этих проклятых садов, чтобы восстановить флот, ведь неизвестно, что нас ждет впереди. Силы наши и противника сейчас равны, всё решает мастерство пилотов, а они устали. Способа же немедленно поднять их боевой дух, я решительно не вижу.

- Мы пошлем посла к защитникам Садов Кадеша. Я проверила, посольский корвет находится в доках. Техники пока не успели установить на него вооружение.

- Но ведь они не собираются вступать в переговоры.

- Мы сообщим экипажу обратное.

- Посла уничтожат!

- Совершенно верно. После этого вы произнесете на общей волне одну из своих пламенных речей. Уверена, экипажи захотят наказать наших противника за его вероломство.

Адмирал наклонился к столу, и устало помассировал виски.

- Но кого я должен принести в жертву?!

- Полетит Турист. Меня не убедили доводы Зед Аврора насчет его безвредности. Логика подсказывает мне, что из правил не может быть исключений.

Адмирал вскинул голову и пристально вгляделся в синие глаза Каран. Примерно через минуту, он отвел глаза в сторону и с горькой усмешкой произнес:

- Знаете, у моего клана есть такая поговорка – «убить одним выстрелом двух зайцев»...

- Вы совершенно правильно меня поняли, адмирал. Свободны.

27 июня 2003 г.


 
  Дополнительно на данную тему
Остался всего час...Остался всего час...
Где-то в космосеГде-то в космосе
Катаклизм...Катаклизм...
Битва за ХиигаруБитва за Хиигару
Продолжение Продолжение "Убить двух зайцев" - Пять лет спустя..
По ту сторону...По ту сторону...
Хроники Империи: послание предковХроники Империи: послание предков
Возвращение изгнанников. Эпизод третийВозвращение изгнанников. Эпизод третий
Возвращение изгнанников. Эпизод 10 - Операция Возвращение изгнанников. Эпизод 10 - Операция "Чёрный ход"
СюрпризСюрприз
 
 
[ Назад | Начало | Наверх ]
 

Главная | Новости | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Статьи | Порекомендовать другу | Обратная связь


Copyright (c) 2002-2016 by Homeworld :: The Russian Project.
Любое коммерческое использование материалов сайта запрещено.
Некоммерческое использование возможно с разрешения редакции сайта.
При перепечатке любого количества информации с этого сайта прямая ссылка на Homeworld3.RU ОБЯЗАТЕЛЬНА!

The Sierra logo, Homeworld, Homeworld: Cataclysm, Homeworld 2 and the Homeworld logo are trademarks of Sierra Entertainment, Inc.
Relic Entertainment and the Relic Entertainment logo are trademarks of Relic Entertainment, Inc.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Генерация страницы: 0.051 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.007 сек.
Web site engine code is Copyright © 2006 by SLAED CMS. All rights reserved.