Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Обратная связь | В избранное | Сделать стартовой

 
:: Главная ::
 
 
:: Deserts of Kharak ::
 
 
:: HW Remastered ::
 
 
:: Homeworld ::
 
 
:: Cataclysm ::
 
 
:: Homeworld 2 ::
 
 
Дата публикации: 17.02.2004 18:10
Прочитано: 4216 раз
 
 

Продолжение "Убить двух зайцев"

Автор: newsmaker

Пять лет спустя...

ГЛАВА I

Налетевший порыв теплого ветра взъерошил волосы. Он принес с собой запах травы и еще чего-то, что не поддавалось описанию. Ньюсмейкер назвал бы его, запахом напряженного ожидания. Так пахнет воздух, когда природа ждет разрядки, которую должна принести с собой летняя гроза. Казалось, все кругом пропиталось этим радостно-тягостным ожиданием стихии, предвкушением хлестких струй дождя, гулких раскатов грома и ярких вспышек в темных небесах. На Караке такого не было. Там пришествие бури не предвещало ничего хорошего. За несколько дней до прихода катаклизма накатывала духота, все живое спешило укрыться - зарыться в песок, спрятаться под камни. Даже растения как-то съеживались: сворачивали жесткие листья и втягивали кургузые ветви, крепче цепляясь за каменистую почву. А потом накатывала песчаная буря. Реки песка устремлялись в низины, погребая под их под собой. Впереди них летел ураган. Деревья, вырванные из земли, уносились куда-то далеко-далеко. Одни лишь кушане сумели противостоять безумству природы. Хотя, куда там противостоять - укрывались в бетонных коробках, а спустя несколько дней, как кроты, откапывали свои города. Эти бури словно напоминали им о том, о чем они и сами догадывались: вы - чужие на Караке. Давно всякая мелкая живность скакала по скалам и барханам, даже уцелевшие деревья уже распустили свои блеклые, чуть подкрашенные зеленым листья, а кушане все расчищали улицы, и хоронили тех немногих безумцев, которые по одним им известным причинам не успели спрятаться, не смотря на предупреждения. Впрочем, бури были милостивы к родным этих несчастных - чаще всего тела просто не находили.

Здесь, на Хиигаре, все было по-другому - этот мир был создан для них. Вернее они были созданы этим миром. Кушане наконец обрели Родину, которую потеряли тысячелетия назад. Здесь можно было жить, а не вести непрерывную борьбу за выживание. Однако Родина оказалась гостеприимной не ко всем, и потому Нюсмейкер мечтал, чтобы сегодня разыгралась одна из бурь наподобие тех, что сотрясали Карак.

Сзади зашипела дверь убежища, зашуршала трава под ногами сбежавшего по склону солдата:

- Сэр, грозовой фронт движется в полном соответствии с предварительными прогнозами синоптиков. Он достаточно мощный и широкий, приближается с юга и накроет нас примерно через час.
- Корабль готов к старту?
- Так точно!
- А сигнал? Поступил?
Солдат на секунду замялся:
- Н-нет, сэр. Передатчик по-прежнему молчит.
- Хорошо, продолжайте слушать волну и доложите мне, как только получите сообщение.
- Слушаюсь!

Ньюсмейкер поднял взгляд к небу. Оно было полно звёзд. Этого тоже не было на Караке - там, в небе погибшей планеты, виднелось всего лишь несколько десятков достаточно ярких точек. На Хиигаре, расположенной почти в центре Галактики, небо буквально пылало. Как только светило системы скрывалось за горизонтом, небеса зажигались блеском его многочисленных соседок. Прищурив глаза, Ньюсмейкер пытался разглядеть среди множества ярких точек ту, что занимала его мысли все последние годы, ту, которой он ночи напролет слал бессильные проклятья, пока не отрубался, сморенный убойной дозой алкоголя. Где-то там, в вышине, затерявшись в море огней, завис на стационарной орбите бывший Экспедиционный корабль. Сейчас это был целый комплекс орбитальных сооружений - командный центр возрожденной Республики Кушан, средоточие её военной мощи, штаб космического флота, комплекс верфей и заводов, и много еще чего. Но сердцевиной этого гигантского сооружения оставался именно Экспедиционный корабль, или, как его теперь называли, Дворец Её Святейшества Каран. Лицо Ньюсмейкера исказила болезненная гримаса, а глаза потемнели от ненависти. Каран - спасение или погибель кушан? Каждый определял это по-своему. Те, кто выбрал первый вариант, были в большинстве, но Ньюсмейкер к числу не относился.

На вершине холма вновь чуть слышно вздохнули приводы бронированных дверей бункера, однако ухо не уловило никаких шагов. Нюсмейкер не услышал, а скорее угадал, что по склону кто-то все-таки спустился.

- На Караке такого не было, верно? - раздался из-за спины чуть хрипловатый голос.
- Вы как будто читаете мои мысли.
- Ха! Это не сложно. Я ведь и сам никак не могу привыкнуть к этой красоте, и видимо никогда не смогу.
- Лично мне мешает лишь одно, полковник. Я всё время ищу среди этих огней, тот, который указывает на неё...
- Может, хватит?! Я теперь такой же полковник, как ты лейтенант!
Нюсмейкер повернулся к Зед Аврору:
- Вы по-прежнему остаетесь для меня командиром, сэр!
- А раз так, то я приказываю тебе выкинуть из головы эти дурацкие мысли! Мне осточертело смотреть на твои сопли. Если ты будешь воспринимать наше дело, как личную месть, то нам с тобой не по пути - ты нас всех погубишь. Не для того я вытаскивал тебя из помойки, чтобы слушать всякий бред! Очнись! Где та сосредоточенность и целеустремленность? Нам нужен твой ясный ум, а не причитания по поводу злых гениев и собственных ошибок!
- Простите, сэр... больше этого не повториться.
- Мне нужны не обещания, а твоя убежденность. Неужели ты не понимаешь? Абсолютного зла не бывает. То, что совершила Каран, поддается описанию с точки зрения обыкновенной логики, а коли так, то и бороться с этим вполне возможно.
- Скорее с точки зрения психологии.
- Не понял...
- Понимаете, я долго ломал голову над тем, что случилось, и уверился в одном - Каран решила закодировать всех колонистов вовсе не из соображений целесообразности. Тут явно присутствовал личный мотив.
- Личный мотив?! Она же на половину компьютер. А если учесть неизбежную перестройку мозга и сознания, то и вовсе на три четверти. У неё нет эмоций, личных желаний и намерений, она руководствуется целесообразностью.
- Я не знаю, как именно это произошло, но уверен в том, что сказал: Каран руководствовалась собственными интересами.
- Похоже, ты опять принялся за старое. Не нужно приписывать Каран того, что ей не свойственно по определению. Даже если предположить, что каким-то образом Каран стала способна думать о своих интересах... хм... я пытаюсь поставить себя на её место, и, честно говоря, не вижу повода для внедрения её программы...
- Вы считаете, что должность живого Божества, которую она теперь занимает, это недостаточный повод?
Зед Аврор крепко задумался.
- Доказательства?
- У меня их нет... пока нет, но я уверен по-другому и быть не могло. Достаточно просто разложить все по полочкам. Получить абсолютную власть - не это ли мотив? Ради власти наши предки шли и не на такое.
- Но Каран и так, по сути, была лидером нашей нации, от неё зависело все - действия армии и флота, распределение ресурсов, даже распорядок жизни кушан, зачем же ей было желать еще большей власти? Я готов предположить, что обычный кушанин может руководствоваться в своих поступках иррациональной жаждой абсолютной власти, но не Каран. Её сущность - рационализм, значит, она не могла не понимать, что имеет власти более, чем достаточно.
- Она обладала властью над кушанами во время нашего полета к Хиигаре, а какова была бы ее роль сейчас, не вложи она в головы колонистов программу? Руководить строительством городов и освоением околопланетного пространства? Задача достойная обычного компьютера, но не осознающего себя личностью разума. Она превратилась бы в обычную машину, а спустя десяток лет про нее и вовсе бы никто не вспомнил. Кроме того, не забывайте, что она навсегда прикована к своим машинам, ей никогда не спуститься сюда вниз, и не увидеть того, к чему она нас вела.
- Хм... в этом что-то есть, однако я не припомню, чтобы во время нашего полета Каран хоть раз проявила подобные намерения, или показала, что в ней живет желание власти. По-моему, так она просто выполняла свою работу.
- Подобное не могло прийти в голову никому из нас. Я не знаю, в какой момент личные желания стали доминировать у Каран над чувством долга и холодным расчетом, не исключаю, что произошло нечто, сильно повлиявшие на нее, но о чём мы не знаем.
- Да уж, - хмыкнул Зед Аврор. - Задал ты задачку, придётся поломать голову над тем, как нам раздобыть нужные сведения. Что-то в этом есть, хотя, твою теорию, конечно же, ещё предстоит проверить.
- Эх, был бы жив адмирал Грэг... - вздохнул Ньюсмейкер. - Думаю, он сумел бы пролить свет на некоторые загадки.
Зед Аврор, онемев от удивления, уставился на собеседника.
- Это что, шутка? - выдавил он наконец.
- Почему?
- Адмирал жив и здоров, он уже три года как в отставке - живет в тиши от мирской суеты в своем загородном доме...
Ньюсмейкер смущенно пробормотал:
- Я мало следил за официальными сообщениями в последние годы... слышал, что он тяжело заболел, что-то с сердцем... ну, и я решил...
- Глубоко же ты падал, - Зед Аврор, сощурив глаз, внимательно рассматривал лейтенанта. - Еще годик такого запоя, и на тебе можно было бы смело ставить крест. Вовремя я тебя нашёл...
Темнота скрыла яркий румянец, заливший лицо Ньюсмейкера.

* * *

Выйдя из стеклянных дверей лаборатории подготовки методических материалов республиканского министерства образования, Лоскут обнаружила, что обычный для центра города поток пешеходов значительно поредел. Взглянув на часы, она чертыхнулась и быстрым шагом направилась вниз по улице к ближайшей станции подземки. Приближалось время вечерней молитвы во славу Её Святейшества. И хотя никто силой не заставлял кушан выполнять предписанные Церковью Нового Начала обряды, горожане следовали распорядку практически поголовно. Лоскут же от этих молитв просто тошнило. Она искренне не понимала, почему все вокруг носятся со своей верой, как с писаной торбой. А ещё она никак не могла взять в толк, каким образом предметом культа оказалась Каран. Поэтому обычно во время публичных проявлений согражданами любви и преданности Ее Святейшеству, она старалась куда-нибудь улизнуть, и переждать некоторое время.

То, что сейчас она находилась на улице, проблемы не решало - в квартале отсюда виднелись гостеприимно распахнутые двери храма, открытого для всех желающих приобщиться к таинству вечерней молитвы. Из внутреннего дворика уже слышались завывания "могущего говорить" - священника, солирующего во время исполнения заздравных псалмов. Ему вторил нестройный хор прихожан.

В принципе, Лоскут могла спокойно продолжать свой путь, никто не стал бы хватать ее за руку и спрашивать, почему она не молится, как все приличные кушане, однако, ей меньше всего сейчас хотелось ловить на себе осуждающие взгляды соплеменников. Особенно тех, кто искренне хотел бы помолиться, но не мог этого сделать в силу служебных обязанностей. Двое полицейских как раз стояли на ближайшем перекрестке, через дорогу от храма, и, вытянув шеи, прислушивались к руладам, которые выводил "могущий говорить" с противоположной стороны улицы. Лоскут потихоньку прошмыгнула за их спинами в широкий зев станции подземки.

На перроне не было ни души, и Лоскут, присев на одну из тянувшихся вдоль стен скамеек, откинулась назад и прикрыла глаза. Как всегда в моменты, когда она пряталась от окружающих, в голову полезли мысли-вопросы: "Что происходит с нами? Почему все вокруг превратились в каких-то фанатиков? Я и сама благодарна Каран, за всё то, что она сделала для нашего народа, но не до такой же степени! И главное, почему Каран не восстала против такого к ней отношения, неужели она не видит, что происходит? Или ей это нравится?"

Когда Лоскут впервые увидела, что пробужденные от криогенного сна кушане стали всерьез покланяться Каран, её это даже позабавило. Но время шло, и эти "новички" заняли практически все сколь-нибудь значимые посты во флоте и в наспех созданной регулярной армии Республики. Ежедневно общаться с такими сослуживцами стало невыносимо. А еще требовалось следить за младшим братом. Больше всего Лоскут пугало, что он тоже был из тех, у кого в глазах загорался огонь безумного обожания и преданности, как только речь заходила о Каран. Лоскут всерьез волновалась насчет того, в кого может превратиться её брат, живя с ней в казармах. Ей не хотелось, чтобы он пошел по стопам тех служак, что окружали ее. Да и самой общаться с коллегами пилотами стало совершенно невмоготу. Спустя полгода после завоевания Хиигары Лоскут подала рапорт и переехала на новое место жительства в престижный район Каранграда, в надежде, что здесь среди мирной жизни, все наладится. Оказалось, ее надежды были пустыми - преклонение перед Каран не было придурью армейских чинов, ей поклонялись везде.

Ход мыслей прервался громким топотом, донесшимся с лестницы, ведущей к выходу на улицу. Лоскут повернула голову как раз вовремя, чтобы увидеть, как на станцию сломя голову влетел молодой парень в серой со светло-голубыми вставками униформе коммунальных служб. Заметив ожидающую поезда девушку, он сначала в испуге шарахнулся в сторону, а потом, видимо решив, что опасности для него она не представляет, остановился и тяжело перевел дыхание. Лоскут с удивлением разглядывала странного бегуна, тот же, напротив, перестал обращать на нее всякое внимание и шарил глазами по станции, что-то лихорадочно прикидывая в уме. Скорчив болезненную гримасу, парень коснулся плеча, и Лоскут только сейчас заметила, что на нем расплывается темное красное пятно. Девушка подобралась и выпрямилась, не пытаясь, однако, встать. Сверху вновь послышался грохот, и, бросив на Лоскут косой взгляд, парень побежал вдоль перрона к противоположному концу станции.

- Стоять! - донеслось с лестницы, и на платформу ввалились два давешних полицейских. Один из них споткнулся, и чуть было не упал, но удержал равновесие и кинулся следом, догонять напарника, вырвавшегося на несколько метров вперед. Убегавший внезапно обернулся к преследователям и в руке у него неведомым образом возник пистолет. Лоскут стрелой метнулась под скамейку, на которой сидела.

Оружие расцвело огнём, выплевывая навстречу полицейским смертоносные заряды. Первый из них остановил более проворного полицейского - тот как будто налетел на стену, следующий выстрел откинул его назад. Второй полицейский попытался отпрыгнуть в сторону, и одновременно выхватить свое оружие. Но ствол в руке стрелявшего качнулся вслед за ним и снова расцвел пламенем. Неуклюжий хранитель правопорядка растянулся на полу. Беглец развернулся и понесся вдоль длинной платформы с удвоенной энергией. Он почти добежал до ее противоположного конца, и уже сворачивал к краю, намереваясь, очевидно, скрыться в туннеле для поездов, когда на станции появились новые действующие лица - двое солдат в легкой броне и забранных наглухо шлемах. Они действовали куда более профессионально, чем полицейские, синхронно опустившись на колено, вскинули короткие автоматы, и с разницей в десятые доли секунды нажали спуск. Грохот автоматных очередей в замкнутом пространстве, да ещё в нескольких метрах от нее, совершенно оглушил Лоскут, и лишь навыки пилота, давно дремавшие за ненадобностью, позволили ей не закрыть рефлекторно глаза. Она увидела, как беглеца, поймавшего спиной десяток-другой пуль, бросило вперед, и он мешком рухнул на рельсы, на которые намеревался аккуратно спрыгнуть пару секунд назад.

Стрелки, между тем, не спешили подниматься - они, застыли, держа под прицелом противоположный конец перрона. Из-за их спин на станцию просочились пятеро бойцов, похожих на первых как две капли воды. Трое из них, не пересекая сектора стрельбы товарищей и выставив вперед автоматы, двинулись к тому месту, где был сражен беглец, а ещё двое склонились над полицейскими. Последним на станцию спустился офицер, в таком же боевом снаряжении, но со значком лейтенанта на левой грудной пластине бронежилета. Окинув взглядом помещение станции, он махнул Лоскут рукой, приказывая не вставать.

Трое солдат, тем временем, добрались до своей жертвы и спрыгнули на рельсы, спустя минуту один из них подал условный знак, и все опустили оружие. Лейтенант подошел к подчиненным, раздал приказы и вызывал по рации медиков. Покончив с этим, он направился к Лоскут, которая уже поднялась с пола и отряхивала одежду. По пути он нагнулся над одним из полицейских и отстегнул у него с пояса планшет мобильного компьютера.

- Ваши документы - потребовал офицер, подойду вплотную к девушке.

Лоскут протянула свою гражданскую карточку, которую офицер вставил считывающее устройство полицейского компьютера. Глядя на экран, он несколько раз ткнул пальцем в сенсоры, после чего удовлетворенно кивнул и вернул девушке удостоверение.

- Что вы здесь делаете? - спросил лейтенант, стянув с головы шлем.
- А вы как думаете? Подрабатываю живой мишенью? - съязвила Лоскут. - Жду поезда, что же ещё!
Лейтенант с интересом разглядывал девушку. Лоскут, в свою очередь, рассматривала офицера. Её брови удивленно поползли вверх, когда она заметила под лейтенантским значком маленький желтый кружок, перечеркнутый стремительной линией стилизованной черной молнии - символ службы безопасности гвардии Ее Святейшества - элитного подразделения кушанской армии.
- Мне очень жаль, что преступник напугал вас. Это, безусловно, наша вина, что мы не смогли пресечь его проникновение в общественные места.
- Меня куда больше напугали ваши головорезы, устроившие такую пальбу. Черт! У меня до сих пор в ушах звенит.
Лейтенант расхохотался.
- Вы еще способны шутить! Это радует, не ожидал встретить такое самообладание у столь очаровательной девушки. Прошу извинить моих парней, - офицер шутливо раскланялся. - Уверяю вас, они очень сожалеют, но, в конце концов, они старались ради вашей же безопасности.
- Да уж... ну, спасибо.
- Кстати, ваше имя я знаю, так что позвольте представиться и мне - лейтенант Стиз, к вашим услугам. Вам требуется какая-то помощь?
- Пожалуй, нет, но все равно спасибо. Скажите, лейтенант, а что натворил этот преступник? - поинтересовалась Лоскут.
- Судя по всему, это сумасшедший. Он проник на территорию республиканского центра связи и коммуникаций и попытался вывести из строя оборудование ведущих информационных каналов. Но, к счастью, нам удалось предотвратить его намерения, - лейтенант Стиз улыбнулся. - Так что вы можете быть спокойны, ежедневный выпуск вечерних новостей выйдет в положенное время.
- А с каких пор охраной информационного центра занимается гвардейская служба безопасности?
Лицо Стиза напряглось, он внимательно вгляделся в глаза Лоскут и холодно заметил:
- Вы чересчур хорошо осведомлены для обычного разработчика виртуальных учебных пособий...
- Просто я занимаюсь дизайном киберпространства, в общем-то, недавно. В прошлом я пилот космофлота республики, и уж в знаках отличия, - Лоскут указала на грудь офицера, - разбираюсь достаточно.
Теперь настал черед Стиза удивляться.
- Хм... вы меня просто-таки сразили. Хорошо, я открою вам тайну, - лейтенант заговорщически подмигнул. - Никакой он не сумасшедший, это таиданский шпион-диверсант.
Лоскут с изумлением глядела на Стиза. "Он что считает меня полной идиоткой? Какой, к черту, таиданский шпион?!", - мысленно возмутилась она, но благоразумие победило, и Лоскут решила не высказывать вслух своих сомнений.
- Ааа... - протянула она с ошарашенным видом.
- Такие вот дела... эти таидане совсем обнаглели. Они не теряют надежды захватить вновь нашу родную Хиигару, - продолжал нести чушь Стиз. - Но вы не переживайте, Каран знает об этом и готовит ответные меры. Вооруженные силы республики не сидят, сложа руки, мы не позволим врагам угрожать спокойствию наших граждан.
- Да, да, - пробормотала Лоскут. - Это хорошо... я могу идти? Мне нужно торопиться домой.
- Конечно, только боюсь, вам придется выбрать другой путь. Движение по этой ветке подземки временно закрыто, - Стиз обвел платформу рукой. - До тех пор, пока мы здесь не приберемся и соберем улики. Вы уверены, что вам не нужна помощь?
- Я живу в паре остановок отсюда, так что прогуляюсь пешком, приду в себя. Ничего страшного - заверила лейтенанта Лоскут и заторопилась к выходу.
- Постойте!
Лоскут обернулась и обнаружила, что Стиз стоит, нервно теребя в руках плоскую коробочку компьютера и смущенно глядя в пол.
- Могу я вам позвонить завтра? - выдавил, наконец, он. - Ну, просто узнать, все ли у вас в порядке...
Лоскут улыбнулась:
- Вообще-то я не сомневаюсь, что со мной всё будет хорошо, но вы ведь всё равно позвоните, верно? У вас есть мой номер, - девушка кивнула на компьютер. - Так что чего уж, звоните.
- Спасибо! - расцвел Стиз. - До свидания!
- Всего доброго...
Лоскут поспешила на улицу.

* * *

Придя домой, Лоскут первым делом заглянула на кухню, где обнаружила стоящего возле холодильника младшего брата. Он держал в каждой руке по пакету с замороженными продуктами, и задумчиво жевал губу, явно терзаясь проблемой выбора.

- Привет, Микель!
- Привет, Лосс...
- Не можешь решить, что мы сегодня будем есть на ужин?
- Угу... никак не могу выбрать. Ты что хочешь: мясо или рыбу?
- Рыба полезней.
- Значит, мясо.
- Кто бы сомневался! - рассмеялась Лоскут, усаживаясь за обеденный стол и разливая по стаканам сок. - Как прошел день?
- Да, нормально. Ты опять пропустила вечернюю молитву.
- Я задержалась в метро, там полиция проводила спецоперацию, и движение перекрыли - пришлось добираться пешком.
- Ладно, заливать-то, - поморщился Микель. - Знаю я все твои уловки, то в лифте застрянешь, то еще чего случиться, и всегда в удобное для тебя время.
- Не хочешь, не верь - отмахнулась Лоскут. - Завтра обещал позвонить лейтенант, руководивший группой захвата, сам убедишься.
- Так это правда?! А что там произошло?
- Служба безопасности подстрелила какого-то преступника. Мне сказали, что это был таиданский шпион, ерунда конечно...
- Почему ерунда? Позавчера в новостях говорили, что Таидане замышляют нападение на Хиигару, и уже заслали к нам своих шпионов. Показывали Каран. Она призвала всех к спокойствию, сказала, что мы должны быть мужественными, проявлять бдительность и сообщать о подозрительных происшествиях.
- Не нужно верить всему, что слышишь с экрана.
- Почему?! Это же было официальное обращение к гражданам от Каран!
Лоскут пожала плечами.
- Тебе лишь бы выступить против... - начал было Микель, но, решив, что ссориться с сестрой пока не стоит, быстро перестроился, - что там еще было? Расскажи!
- Ну, этот, как его называют, шпион, скрываясь от полиции, забежал на станцию, где была я. Хотел спрятаться в туннеле для поездов, но его догнали. Он убил двух полицейских, а потом его самого застрелили бойцы гвардейской службы безопасности, вот и всё...
- Эх, ну почему тебе всегда везет на приключения, а мне никогда?!
- Может потому, что я не ищу их специально.
Микель вздохнул, и отхлебнул сок.
- А зачем будет звонить этот лейтенант? Тебя вызовут свидетелем?
- Не думаю. Как я поняла, информацию об этом происшествии вообще не будут афишировать.
- Тогда зачем же?
Лоскут улыбнулась:
- Видимо, он собирается пригласить меня на свидание.
- А что, он был бы тебе хорошей парой, - с серьезным видом заявил Микель.
- Ты его даже не видел! - возмутилась Лоскут.
- Ну и что? Главное в мужчине не внешность, а надёжность и его способности. Я уверен, что офицерами гвардии тряпки и дураки не становятся. Так что, он мог бы, наконец, заставить тебя взяться за ум.
- Шалопай! - Лоскут запустила в брата салфеткой. - Ишь, какой знаток женских душ нашелся! Ради собственного интереса готов сосватать меня за кого угодно!
- И вовсе нет у меня никакого интереса.
- Ага, как же! Уже, поди, размечтался, как будешь хвастать перед друзьями, что за твоей сестрой ухаживает целый гвардейский офицер. Вот уж нет!
- Да, больно надо - стараясь казаться равнодушным, сказал Микель. - Сама разбирайся со своими ухажерами.
В него тут же полетела вторая салфетка. Завязавшуюся было баталию остановил мелодичный звонок кухонного комбайна, возвестивший, что программа выполнена. Брат принялся прибираться на столе, расставляя на положенные места посуду и приборы, а сестра - раскладывать по тарелкам блюдо, упорно выдаваемое производителем за жаркое из натуральной дичи, но отчего-то совсем на него не походившее.
- Мне никто не звонил? - поинтересовалась Лоскут, когда они вновь уселись за стол.
- Только твой полоумный дружок-хакер - пробурчал Микель с набитым ртом.
- Мик, перестань его так называть, - погрозила Лоскут вилкой. - Он старше тебя, и вообще, нельзя оговорить о людях такие вещи. Чего он хотел?
- А я знаю? Он мне не сказал, обещал перезвонить.
- Как дела на учебе?
- Да всё нормально. Экзамены я сдам, не переживай.
- Хорошо бы. А что собираешься делать после школы, уже думал?
- Я буду поступать в академию космофлота.
Лоскут чуть не поперхнулась.
- Почему именно туда? Разве мало других интересных специальностей? Сейчас, например, нужны инженеры-робототехники, особенно в добывающих отраслях промышленности.
- Скукотища, - скривился Микель. - Я хочу, как ты когда-то, летать на боевых судах и громить врагов! А может быть, я дослужусь до капитана боевого крейсера, представляешь как это здорово?!
- Прекрасно представляю, и именно поэтому могу тебе сказать, что ничего хорошего в этом нет. Быть пилотом боевого космического корабля - это красиво только в кино и в книгах. На самом же деле это тяжелая, рутинная, да к тому же опасная работа.
- Ну и что! Зато как здорово поймать в перекрестие прицела таиданский перехватчик и разнести его в клочья!
- Часто бывает как раз наоборот.
- Ну, я этого не допущу - я буду хорошо тренироваться.
- Для того чтобы стать пилотом, нужны определенные навыки, с чего ты взял, что они у тебя есть?
- Я лучше всех в классе летаю на виртуальном симуляторе. И не только в классе, на прошлой неделе, например, я вышел на пятое место в статистике районного игрового сервера!
- Пилотировать виртуальный и настоящий истребитель - это большая разница.
- Да?! А сама ты как попала в пилоты?
Лоскут промолчала - возразить на замечание брата было нечего.
- Мы ещё вернемся к этому разговору позже, - она поднялась и стала собирать со стола посуду.
- Когда угодно, - Микель выглядел весьма воинственно. - Я пойду погулять, хорошо? Мы договорились с ребятами сходить сегодня в игровой клуб, будем резаться с парнями из соседней школы в "Контрудар".
- Что это еще такое?
- Это новая многопользовательская игра. Супер! Игроки делятся на две команды: первая - это таиданские диверсанты, а вторая - спецподразделение кушанской гвардии. Диверсанты должны заложить бомбу на каком-нибудь важном объекте, или захватить заложников - там разные есть уровни. Ну, вот. А другая команда должна им в этом помешать. Сегодня наша очередь играть за гвардию, уж мы покажем этим соплякам, как расправляются с врагами настоящие кушане!
- Господи! А что по сети из дома в нее нельзя поиграть?
- Ну, в клубе же интересней! Там можно пообщаться, и вообщею...
- Ладно, беги. Только постарайся вернуться еще сегодня.
- Хорошо, - Микель чмокнул сестру в щёку и понесся к двери.

Лоскут загрузила грязную посуду в автомойку, и несколькими нажатиями кнопок задала режим. Окончив эту нехитрую процедуру, она прошла в комнату. Со стереоэкрана информационной сети, вмонтированного в стену, широко улыбалась молодая, симпатичная ведущая. Она радостно лепетала что-то про приближающуюся с юга грозу, которая, по счастью, пройдет мимо Каранграда, и, если и заденет, то лишь его восточные окраины.

Лоскут опустилась в кресло возле рабочего стола и взяла со специальной подставки сверкнувшую гранями стеклянную коробочку. Откинув крышку, она задумчиво провела пальцем по уютно устроившемуся на ложе из чёрного бархата тяжёлому значку, выполненному в форме оплавленного по краям куска плоского булыжника. "Путеводный Камень третьей степени" - почётный знак, награждены которым немногие. И ещё меньше из тех, кто имел право носить его на груди, дожили до Хиигары. Лоскут получила свой в самом начале кампании, когда еще был жив Карак, и военный флот Республики Кушан только-только вставал на ноги. Экспедиционный корабль проходил испытания и совершал тестовый прыжок на окраину системы. Достигнув точки выхода, вместо посланного сюда заранее через обычное пространство транспорта поддержки, флот обнаружил лишь его обломки. Его уничтожили космические пираты, называвшие себя Рейдерами Тураника, - наемники таиданской империи. Лоскут довелось пилотировать корабль, извлекавший из останков транспорта черный ящик с записями разговоров экипажа. По большому счету ей даже не пришлось рисковать или проявлять геройство - пять тяжелых корветов, окруживших сферой ее абордажник, и близко не давали приблизиться туранским истребителям. Те превращались в огненные шары, как только ложились на курс перехвата. И все же ее наградили, ведь, как ни крути, это был первый полномасштабный конфликт с врагами Республики. Это уже потом затяжные и жестокие бои стали делом обыденным. Они сопровождали Экспедиционный корабль на протяжении всего долгого и опасного пути к центру Галактики. Сослуживцы Лоскут гибли в них сотнями, да и сама она бесчисленное множество раз балансировала на грани, лишь в последний миг, уводя свой неуклюжий кораблик из под огня противника, а дважды даже горела. Оба раза она успевала попрощаться с жизнью, но каким-то чудом все-таки дотягивала до фрегатов поддержки. Все считали, что ей просто неимоверно везло. И Лоскут всегда чувствовала себя несколько виноватой, ведь многим боевым товарищам этого самого везения, выбранного ею до конца, не хватило.

Хотя геройство и самоотверженность стали в те дни для пилотов нормой, командование перестало активно их поощрять, быть может, как раз, потому, что осознало истинную ценность этих наград. За все время полета к Хииагре Лоскут больше не заработала ни одной, разве что перед самым увольнением в запас ей вручили юбилейную медаль, отчеканенную в честь возращения на Хиигару, которая пылилась где-то в стенном шкафу вместе с парадной формой пилота комического флота. Впрочем, она не считала себя недооцененной, напротив, гордилась своей единственной серьезной наградой и в каждом бою словно пыталась вернуть выданный ей аванс высокого доверия и чести, совершая почти невозможное.

"Нельзя, чтобы Мик попал в этот ад! Я должна помешать ему, только вот как? Беседовать с ним бесполезно, он как любой подросток все делает вопреки наставлениям взрослых. Дух противоречия - принцип жизни молодежи, сама была такой - знаем, проходили... Что же делать? Как донести до него, что в космосе романтики куда как меньше, чем принято считать?" Лоскут захлопнула крышку коробочки и бережно поставила её на место. Отдёрнув колышимые теплым ветром занавески, девушка вышла на балкон.

С высоты 23-го этажа казалось, что по раскинувшимся во все стороны кварталам Каранграда текут реки огня. Жёлтые уличные фонари, мигающие рекламы и потоки транспорта создавали удивительный по красоте эффект. Разноцветные огоньки струились по улицам, вливаясь в мерцающую заводь на севере столицы - там вставало ввысь зарево ярких прожекторов космопорта. А над всем этим великолепием разливался бескрайний океан звездного неба, чье свечение не могли заглушить даже миллионы ярчайших городских огней. Лоскут вспомнила унылые и мрачные, по сравнению с теми, что лежали сейчас перед ней, улицы каракских городов, и темное небо планеты, на которой она родилась и выросла. "Пожалуй, ради этого стоило пережить всё то, что выпало на нашу долю. И все же мы заплатили страшную цену, по крайней мере, наша семья рассчиталась с судьбой сполна. Я не отдам ей Микеля, хватит с неё и меня одной".

Далеко на юго-востоке на сияющие просторы ночного небосвода наползала черная клякса. Приближалась обещанная метеорологами гроза. В глубине колоссальной тучи сверкнула вспышка, через некоторое время, тренированное ухо уловило еле слышимый раскат грома. "27 секунд, так... выходит где-то километров девять-десять", - машинально прикинула в уме Лоскут.
- Значит, нас не зальет, ну, и славно! - заключила она вслух, и скрылась внутри квартиры.

* * *

Раскат грома ударил, казалось, прямо над головой. Зед Аврор посмотрел в темные небеса и нахмурился:
- Похоже, пора...
- Да, - Ньюсмейкер запрокинул голову, повторяя движение полковника, - у нас все готово?
- Мы-то готовы, а вот самого главного так и нет - мы даже не знаем, приняли ли они нашу просьбу, да и вообще, получили ли сообщение.
- Я всё равно должен лететь.
- Не знаю, по-моему, это совершенно неоправданный риск. - Зед Аврор перевел взгляд на собеседника. - Я не верю, что Бентуси откликнутся на наше предложение о встрече. Они слишком непредсказуемы, у них нет перед нами никаких обязательств. Что им до наших проблем?
- Но они еще и любопытны. Информация это такой же товар, как и всё то, что они имеют обыкновение продавать другим расам. Иногда она стоит даже дороже любой технологии.
- Не в нашем случае, - заметил полковник.
- Как знать, я думаю то, что мы намереваемся им сообщить довольно важно не только для кушан, но я для всех населяющих Галактику разумных существ. То к чему неумолимо движется Хиигара, в будущем может ударить по всем. В том числе и по Бентуси.
- Верно, вот только лететь в неизвестность, на мой взгляд, не самое лучшее решение. Если Бентуси не прилетят, а республиканский флот погонится за тобой, ты обречен.
- Они прилетят, - Ньюсмейкер смотрел прямо в глаза Зед Аврора. - Я уверен.
- Будем надеяться, - вздохнул полковник.
Тяжёлая капля, упавшая сверху, разбилась о плечо Зед Аврора, следом за ней на землю полетели другие.
- Пойдем быстрей внутрь, - предложил Зед Аврор. - При всей любви к климату Хиигары, мне не хочется промокнуть.
Полковник и лейтенант стали быстрым шагом подниматься по склону холма к расположенной у вершины двери подземного бункера. Ливень обрушился на них, когда до входа в убежище оставалось буквально с десяток метров, однако полился он с такой силой, что одежда намокла в считанные секунды.
Когда мокрые Ньюсмейкер и Зед Аврор ввалились в тамбур бункера, они столкнулись со спешившим навстречу связистом.
- Есть! - радостно заорал тот, завидев офицеров. - Есть сигнал! Пришло сообщение: Бентуси ожидают наш корабль в условленной точке в течение шести ближайших часов.
Зед Аврор покосился на своего спутника:
- Ты снова оказался прав. Корвет готов к старту? - обратился он сообщившему приятную новость солдату.
- Так точно! Все готово.
- Ну, тогда поспешим.
Зед Аврор устремился по коридору вглубь бункера, Ньюсмейкер, отряхивая одежду, последовал за ним. Завершал процессию широко улыбавшийся связист.

Центральный зал встретил вошедших деловитым писком компьютеров и шумом голосов. Находившихся в помещении людей было немного, но все они что-то бурно обсуждали, потому гам стоял приличный. Однако, он тут же прекратился, как только порог переступил полковник. Старший офицер смены метнулся к вошедшим:
- Полковник, все люди на позициях, корабль ждет. Метеоусловия полностью соответствуют плану.
- Отлично, - откликнулся Зед Аврор, - собирайте команду, старт через 5 минут...

17 февраля 2004 г.


 
  Дополнительно на данную тему
Остался всего час...Остался всего час...
Где-то в космосеГде-то в космосе
Катаклизм...Катаклизм...
Охота на двух зайцевОхота на двух зайцев
Битва за ХиигаруБитва за Хиигару
По ту сторону...По ту сторону...
Хроники Империи: послание предковХроники Империи: послание предков
Возвращение изгнанников. Эпизод третийВозвращение изгнанников. Эпизод третий
Возвращение изгнанников. Эпизод 10 - Операция Возвращение изгнанников. Эпизод 10 - Операция "Чёрный ход"
СюрпризСюрприз
 
 
[ Назад | Начало | Наверх ]
 

Главная | Новости | Форум | Темы | Галерея | Вопросы и ответы | Статьи | Порекомендовать другу | Обратная связь


Copyright (c) 2002-2016 by Homeworld :: The Russian Project.
Любое коммерческое использование материалов сайта запрещено.
Некоммерческое использование возможно с разрешения редакции сайта.
При перепечатке любого количества информации с этого сайта прямая ссылка на Homeworld3.RU ОБЯЗАТЕЛЬНА!

The Sierra logo, Homeworld, Homeworld: Cataclysm, Homeworld 2 and the Homeworld logo are trademarks of Sierra Entertainment, Inc.
Relic Entertainment and the Relic Entertainment logo are trademarks of Relic Entertainment, Inc.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Генерация страницы: 0.037 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.004 сек.
Web site engine code is Copyright © 2006 by SLAED CMS. All rights reserved.