Homeworld3.RU  

Регистрация или вход Регистрация или вход Главная | Обратная связь | В избранное | Сделать стартовой

 
:: Главная ::
 
 
:: Homeworld 3 ::
 
 
:: Deserts of Kharak ::
 
 
:: HW Remastered ::
 
 
:: Homeworld ::
 
 
:: Cataclysm ::
 
 
:: Homeworld 2 ::
 
 
Дата публикации: 04.02.2007 21:41
Прочитано: 11013 раз
 
 

Вопрос нашего происхождения

Перевод: основной текст - BETEP, сноски (A1-A6) - Ten
Original story written by: Montgomery E. Crabapple


Данный текст ни в коей мере не является литературным произведением но лишь ответом на просьбу моего друга перевести содержание этой прекрасной истории. Все претензии по поводу содержания или качества перевода направляйте на BETEP@list.ru

Искренне ваш, BETEP



Наши корни

Проблема нашего происхождения являлась ключевой в течение очень долгого периода времени и прослеживается на протяжении всей документированной истории нашей цивилизации (эпохи длиной более 1300 лет). Суровые условия окружающей среды Харака (Kharak) [A1] давали пищу мифам и легендам об иных эпохах и местах, где мы не были вынуждены тратить столько сил ради простого ВЫЖИВАНИЯ. Споры о нашем далёком прошлом в течение долгого времени имели под собой лишь религиозную основу [A2], но с наступлением Эпохи Разума (Time of Reason) [A3], развитие химии и биологии выявило разительные несоответствия между нашим биохимическим строением и строением большинства представителей биосферы Харака. Забавно, но это положило начало движению Дайамид (Daiamid movement) с его многочисленными научными прорывами, создавшими такую философскую концепцию, в которой древнейшие из мифов и новейшие теории соединились в то, что ныне мы называем Теорией чужеземного происхождения, или Ксено-Генезисной Теорией (XenoGenesis Theory). За исключением мельчайших бактерий и нескольких других микроорганизмов, строение наших протеинов абсолютно отличается от всех остальных форм жизни Харака. У нас не осталось иного выбора, кроме как признать тот факт, что мы чужие в этом мире. И, разумеется, этот ответ принёс ещё больше вопросов.



Теория чужеземного происхождения и первые шаги в космосе

Становилось совершенно очевидно, что мы, как вид, являемся относительно новым для Харака. Но признание этого факта также не принесло стабильности в наш мир. Причина и способ нашего прибытия на Харак оставались темой горячих споров, и даже послужили возрождению религиозных движений на заре первых космических полетов [A4]. С началом эпохи орбитальных исследований близлежащего пространства появились первые доказательства того, что мы не являемся коренным населением нашей планеты. Начав пилотируемые полеты, мы стали получать информацию о необычных металлических обломках, вращающихся на дальней орбите. Вскоре были предприняты поисковые операции, давшие поразительные результаты. Хотя не было найдено ни одного кусочка больше ладони, тем не менее, образцы были сведены с орбиты и посажены в Верхней Пустыне (High Desert). Начальный анализ показал, что эти обломки когда-то являлись частями неких сложных сооружений и механизмов. Детальный атомный анализ также выявил комбинации элементов и изотопов, неизвестных на Хараке, и, как выяснилось в дальнейшем, вообще где-либо ещё в нашей планетарной системе.

Это был ещё один элемент в головоломке вопроса о нашем происхождении. Но на самом деле он не подтвердил ничего, кроме того, что какой-то корабль пришельцев некогда находился в нашей системе. Тем не менее, исследование этих крошечных обломков дало сильный толчок развитию металлургии и производства, просто показав саму возможность существования столь необычных и высокопрочных композитных материалов. А это, в свою очередь, привело к появлению новых силовых установок. Сначала это были станции с ограниченным расщеплением нестабильных тяжёлых элементов, затем они сменились более надёжными водородными атомными станциями. С началом использования новых материалов эти станции стали меньше и легче. Комбинация этих технологий пришпорила нашу едва родившуюся космическую программу и превратила первые робкие шаги в семимильные.

Мы ещё только переступали порог в космос, ища там ответы на свои вопросы, когда неожиданный поворот судьбы заставил нас вновь обратить взоры на поверхность усыновившего нас мира.



Открытие Хар-Тобы

В 1106 году был запущен мощный спутник-радар, в надежде обнаружить более крупные пояса обломков где-либо ещё в нашей звёздной системе. Неполадки маневровых двигателей привели к тому, что спутник повернулся в сторону Харака и просканировал его поверхность. Лейкаб Джераси (Leykab Jaraci), один из техников проекта, засёк сильный сигнал, причём там, где его никак не могло быть. Беглый анализ показал, что радар проник в глубь песка экваториальной пустыни на глубину 75 метров, и обнаружил там наличие древнего города, расположенного вокруг некой металлической структуры солидных размеров.

В 1110 году многие Министры наук настаивали на повторном радарном сканировании, прежде чем выделить средства на экспедицию в Великую пустыню (Great Desert). Но, несмотря на крайне тяжёлые природные условия, способные отпугнуть любого исследователя даже в современных защитных костюмах, в том же 1110 году первые отважные землекопы исследовали то, что судя по всему, было известно как Первый Город, или Хар-Тоба (Khar-Toba). И хотя уже само это открытие было тем, о чём археологи могли только мечтать, ещё больше загадок встало перед исследователями, когда выяснилось, что центральная металлическая структура есть ни что иное, как остов некоего высокотехнологичного корабля. [A5] И хотя от него не осталось ничего, кроме огромного количества перекладин, шпангоутов, балок и т.п., настоящее сокровище находилось в экранированной камере глубоко под поверхностью. Блуждая вдоль лабиринтов древних энергетических кабелей, наши инженеры в первой триаде 1112 года открыли экранированную камеру, содержащую обломки старой корабельной энергостанции. Бережно перенесенное в современную северную столицу Тиир (Tiir), это ветхое устройство было разобрано до последнего винтика, открыв в себе целый фонтан идей. Новый виток прорывов в энергетике и науках о материалах... Но что подтолкнуло нашу науку на 500 лет вперед, так это анализ модуля, присоединённого к энергостанции. Он оказался не больше и не меньше, чем Гиперпространственным Индукционным модулем (hyperspace induction module). После десяти лет исследований мы были готовы предпринять первые шаги для того, чтобы вернуться обратно в галактику. Однако вплоть до 1135 года мы не знали, как далеко нам придется идти.

Энергостанция и гиперпространственный модуль были признаны жемчужинами древнего Хар-Тобы. Переместив их в безопасные лаборатории умеренного полюса, этот старинный город отдали в руки исследовательской группы, состоящей из нескольких посвящённых археологов, продолживших свою работу в наиболее тяжёлых природных условиях. Под руководством юной Меват Сагалд (Mevath Sagald), они принесли всей цивилизации не только ответ, но и цель, сумев по кусочкам восстановить местоположение полумифической Храмовой Обсерватории Хар-Тобы (Observatory Temple of Khar-Toba). Череда несчастных случаев заставила её производить раскопки практически вручную, но, едва открыв внутреннюю палату, Меват немедленно поняла всю важность своей находки, увидев гравировку на единственном куске чёрного камня.



[A1] Природные условия Харака
Харак - довольно старая планета (6.7 миллиардов лет), которая находится в конечной фазе своей геологической активности. Основной ландшафт практически исчез из-за выветривания, и обширнейшую часть планеты покрыла пустыня, не тронув лишь полярные регионы. Они ограждены от вторжения песков тремя северными морями и большим Маджирским Океаном (Majiirian Ocean) на юге. Экваториальные температуры могут достигать точки кипения воды, и любые формы жизни, большие, чем бактерии, выживают лишь благодаря глубокому закапыванию в песок и следованию к резервуарам подземных вод, либо впадению в спячку в течении самых горячих месяцев лета. Полярное регионы почти оптимальны для нашего народа, но ограниченное количество пахотных земель и нехватка ресурсов остановили рост населения на отметке в 300 миллионов человек.



[A2] Еретические Войны (Heresy Wars)
[прим. 520 г.]

Ранняя история Харака не обошлась без конфликтов между различными кланами на почве территориальных претензий и религиозных догм. Они достигли своего апогея в 520 г., когда два наибольших северных клана, Сииддим (Siiddim) и Гаалсин (Gaalsien), развязали войну, в основу которой легла дискуссия, что заставило Богов помещать нас в столь негостипреимном мире. Сииддим полагали, что мы были одной из великих рас, живших в Раю, но были наказаны Богами за нашу гордость и изгнаны в этот мир. Гаалсин же, напротив, считали это еретическим высокомерием в свете их веры, что мы были изначально созданы, чтобы страдать, и Харак - это всё, на что мы могли надеяться. Конфликт, в конечном счете, распространился и на южные области. Ещё более неясные моменты теологии обеспечили благоприятную почву для целого ряда войн, больших и малых, длившихся почти 300 лет и сеявших межклановую вражду, которая не утихала вплоть до открытия Путеводного камня.



[A3] Апогей
[прим. 810 г.]

Еретические Войны оставили наш народ на грани исчезновения, истощив ресурсы и разрушив инфраструктуру в течение 3 столетий религиозного конфликта. В 810 г., когда все раздоры заглохли и развалились из-за внутренней анархии, из непримечательного поселения близ Тиира (Tiir) возник маленький клан. Этот непонятный северный клан был первым, кто изобрёл взрывчатые вещества, и таким образом стал непревзойдёнными в межклановой войне. Также они проповедовали мировоззрение, основанное на науке и логике, и предлагали приют всем, кто желал жить в таком мире. Несколько решающих сражений показали, что ни один из теологических кланов не мог даже надеяться победить Наабал (Naabal), и в течение 20 лет Тиир был новой столицей. Началась Эпоха Разума.



[A4] Бунт на космодроме Силумиин
[прим. 1024 г.]

Исследование космоса не всегда благосклонно приветствовалось всем населением. Большие группировки из некоторых наиболее бедных кланов чувствовали, что усилия науки и промышленности расходовались впустую. Они считали, что намного лучше потратить эти усилия на то, что бы изменить Харак или, по крайней мере, найти способы поддерживать большее количество населения и сдержать вторжение пустынь. Когда подготовка к первому орбитальному полёту завершилась, неизвестный теолог по имени Пэр Дуайн (Per Doine) попробовал объединить силы этих фракций, возрождая старый миф о том, что с нашим народом случится несчастье, если мы оскорбим богов ещё одним актом высокомерия. Это религиозное возрождение распространилось всюду по оба полюса, и достигло своей кульминации в попытке взбешённой толпы сорвать запуск летательного аппарата Силумиин (Silumiin) накануне его запуска. Это бедствие было предотвращено лишь мудростью Верховных Технократов, которые поставили на космодроме защитные турели, препятствуя им стрелять в людей, в то время как они проповедовали толпе истину в течение всех 14 часов, необходимых для запуска. Пэр Дуайн умер мученической смертью, вырвавшись из рук стражи и молясь о спасении под главными двигателями ракеты, пока те не запустились, испарив его.



[A5] Анализ Хар-Тобы
[прим. 1024 г.]

Есть основания полагать, что Хар-Тоба был первым городом, построенным нашими предками, выжившими после падения на Харак. Анализ древней инфраструктуры показывает, что это древнее судно получило неустранимые повреждения и было неспособно переместить свою команду в более умеренные полярные широты. Таким образом, город расположился радиально вокруг обломков и в большинстве своём под землёй. Было бы логично предположить, что наши предки искали укрытие от высоких температур пустыни и постоянных песчаных бурь. Множество примыкающих к корпусу строений были составлены из кусков обшивки. Поскольку город разрастался, довольно много примитивных строений вырезались вручную из найденного на месте песчанника. Массивный ядерный реактор, очевидно, был перемещён в подземную камеру (где и был найден) и приспособлен к снабжению энергией первоначального города, который, вероятно, пришёл в упадок вскоре после того, как корабельный источник энергии отказал в последний раз.

Путеводный Камень

Археолог Сагалд нашла нечто, на первый взгляд столь же непримечательное, насколько монументальную роль оно сыграло в жизни нашего народа. Изучив обломок, она установила, что некогда это был витиевато украшенный артефакт, практически разрушенный высокими температурами. Каким бы ни было сообщение, оно было почти стёрто временем. Далёкие предки надеялись таким образом передать послание будущим поколениям. Выгравированный на верхней стороне камня рисунок, по сути, является упрощенным изображением нашей спиральной галактики. Единственная выдолбленная линия ведёт из центра галактики к точке неподалёку от её края. Эта точка соответствует настоящему расположению Харака в одной из внешних ветвей галактики. К этой точке примыкает строка цифр, задающая трёхмерный вектор. На другом конце линии находится единственное древнее слово, общее для диалектов всех кланов:

Хиигара (Hiigara)... Дом.

Эффект, оказанный на нашу культуру этим простым артефактом, ныне известным как Путеводный Камень (Guidestone), был беспрецедентным. Наши ученые установили возраст находки (он составил примерно 3000 лет) и уверили нас, что сумеют установить её родную звёздную систему, если окажутся там. После продолжительной борьбы, раздоров и межкланового противостояния, результатом которого стало признание фактом того, что Харак никогда не был нашим настоящим домом, началась невиданная доселе эра кооперации. [A6]

За последние 250 лет не было никаких значительных конфликтов или кровопролитий. Мы направили все наши технические и научные ресурсы на достижение одной общей Цели:

Возвращение на Хиигару... наш Родной Мир.



[A6] Глобальный плебисцит 1155ого года

Если бы археолог Сагалд вернула Путеводный Камень в цитадель её собственного клана, Харак, возможно, ещё раз погрузился бы в пучину войны между кланами за владение артефактом и возможностью первыми эксплуатировать его тайны. Вместо этого она поняла, что её находка была намного важнее лояльности семье или клану. Это немало поразило собрание Верховных Старейшин кланов, которые поняли, что их споры были развеяны покрытой песком молодой женщиной, несущей древний камень. В сумерках следующего дня некоторые из самых больших умов в Дайамиде исследовали Путеводный Камень и подтвердили не только его истинность, но и значение. С этим знанием Верховные Старейшины возвратились в свои родные кланы, неся слово о том, что мы никак не являемся коренным населением этой планеты. От мощнейших конгломератов индустриальных кланов и до крошечных деревенек слово несло невиданное доселе единодушие: вся индустриальная и научная мощь Харака была направлена на задачу следования пути, проложенном на Путеводном Камне. Впервые с той поры, как мы попали в этот мир, мы были единым Кланом.

Материнский корабль

В первой половине 1159 года был утвержден план постройки судна, которое будет следовать пути, указанному на Путеводном камне. Настолько задержало проект лишь то, что ни астрономы, ни религиозные лидеры - никто не мог объяснить, что же заставило наших предков прийти на Харак, и никто не мог знать, с чем могла столкнуться экспедиция.

Окончательно было решено построить судно, которое могло бы делать всё, что угодно, включая возможность основания колоний. Незатейливо названное Материнским кораблём (Mothership), это судно должно было быть частично носителем, частично исследовательским кораблём [имеется в виду исследование пространства, а не научные открытия - прим. ред.], частично производственным комплексом, и, что важнее всего, временным домом для сотен тысяч людей, погруженных в холодный сон в криогенных камерах. Также это судно должно быть способным встретить всё неизвестное, что может оказаться в Галактике, независимо от того, какую угрозу могли нести эти открытия. Этот корабль должен был стать величайшим проектом за всю нашу историю. Старейшины каждого клана прекратили свою обособническую и конкурентную политику, и направили все ресурсы на разработку технологий, а затем их размещение на различных индустриальных центрах, распределенных в полярных зонах. Тем временем, кланы, которые не могли похвастать столь развитой промышленностью, направили свои усилия на сельскохозяйственные работы, снабжая пищей тех, кто работал над созданием Материнского корабля.



Трудности строительства

Планируемый Материнский корабль был настолько массивным, что потребовалось не менее 20 лет лишь на постройку необходимых для этого проекта инфраструктур. Астероиды из пояса обломков были выведены на специальную орбиту Харака. Здесь корабли, оснащённые высокотемпературными лазерными резцами, разламывали эти планетоиды на более мелкие переносимые куски, которые впоследствии транспортировались в великую утробу Батареи Фазового Расщепления (Phased Disassembler Array). Этот PDA использует серию плазменных струй (fusion torches), чтобы расщепить куски планетоидов на их полезные составные элементы. Затем автоматизированные сырьевые заводы преобразовывали эти элементы в различные сплавы и композитные материалы, необходимые для конечной цели. Полученный опыт был тщательно выверен и нашёл своё применение в новых поколениях ресурсодобывающих кораблей, спроектированных для снабжения Материнского корабля.

Следующим шаг заключался в постройке орбитального Стапеля (Scaffold) - места, где должен был быть построен сам Материнский корабль. На завершение этой работы потребовалось целых 10 лет. Конструкция оказалась самой большой за всю историю. Пришлось создать новые дисциплины в макро-инженерном деле, чтобы завершить строительство. Стапель простирался на 25,6 километров в длину и находился на средней орбите планеты. Отлично различимый с её поверхности, он был единственным спутником Харака и украшением ночного неба на протяжении четырёх поколений. Только старейшие помнили о временах, когда небеса были тёмными и не было мерцающей конструкции, напоминающей людям об их судьбе.

Следующие 25 лет Материнский корабль медленно обретал форму внутри Стапеля, начиная с центральных секций и заканчивая наружными. Наконец, в этом году был наложен последний слой керамической брони. Последние восемь декад около 10 000 техников и 25 000 роботов трудились над созданием этого судна. Многие расщепители и сырьевые заводы, обрабатывающие планетоиды на ранних этапах программы, пришли в негодность, были утилизированы и использованы как материал для постройки самого Материнского корабля. Во время строительства этого массивного объекта две тысячи триста пятьдесят семь человек отдали свои жизни во имя будущего народа Харака, и их имена будут выгравированы на центральном ядре гипердвигателя на борту Материнского корабля. Они никогда не будут забыты, и их смелые души будут сопровождать это судно в пучине гиперпространства.


 
  Дополнительно на данную тему
Строение Материнского корабляСтроение Материнского корабля
Вспомогательные кораблиВспомогательные корабли
Наша миссияНаша миссия
Социальная система ХаракаСоциальная система Харака
Киит ГаалсиенКиит Гаалсиен
Киит ПактуКиит Пакту
Киит СобанКиит Собан
Киит С'ДжетКиит С'Джет
Киит НаабалКиит Наабал
Киит МанаанКиит Манаан
Выдержки из дискуссий о тактике флотаВыдержки из дискуссий о тактике флота
 
 
[ Назад | Начало | Наверх ]
 

Главная | Новости | Форум | Темы | Галерея | Статьи | Обратная связь


Copyright (c) 2002-2020 by Homeworld :: The Russian Project.
Любое коммерческое использование материалов сайта запрещено.
Некоммерческое использование возможно с разрешения редакции сайта.
При перепечатке любого количества информации с этого сайта прямая ссылка на Homeworld3.RU ОБЯЗАТЕЛЬНА!

The Sierra logo, Homeworld, Homeworld: Cataclysm, Homeworld 2 and the Homeworld logo are trademarks of Sierra Entertainment, Inc.
Relic Entertainment and the Relic Entertainment logo are trademarks of Relic Entertainment, Inc.


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru

Генерация страницы: 0.042 сек. и 9 запросов к базе данных за 0.008 сек.
Web site engine code is Copyright © 2006 by SLAED CMS. All rights reserved.